Книга

Глава 13. По рыночному фарватеру 2003 – 2013 гг. (Часть 2)

На Крюковых земля держится

На"Ленте" издавно так: кажется, крикни"Крюковы!" – и поднимется полфабрики.

Одним из родоначальников династии был батанщик Василий Сергеевич Крюков, пришедший на Чебоксарскую лентоткацкую фабрику сразу после войны. А у него были брат Валерий Сергеевич и сестра Марья Сергеевна. Собрались они в Чебоксарах, у всех народились дети, и почти все они работали на лентоткацкой. Так что если на фабрике крикнуть"Крюковы!"…

Уже батанщик Василий Сергеевич Крюков отличался изобретательностью. Ему принадлежит немало рационализаторских предложений, сделанных в 50–60-е годы прошлого столетия. Ещё дальше пошёл сын Владимир Васильевич Крюков – ныне старейший работник"Ленты", чей стаж работы на фабрике составил в 2012 году 50 лет. Он автор огромного числа рационализаторских предложений и создатель полноценного станка по намотке шнуров. Егооборудование, по словам бывшего главного механика"Ленты" Валерия Георгиевича Иванова, использовалось очень много лет.

Кроме того, Владимира Васильевича сегодня в полной мере можно именовать многостаночником: за минувшие годы он освоил практически все станочные специальности. Он и строгальщик, и долбёжник, и шлифовщик, и фрезеровщик. По возрасту – седьмой год на пенсии, но отдыхать не спешит. Во-первых, дорожит корнями. Рассказывает:

"У меня вся семья связана с фабрикой. Мать с отцом как переехали в Чебоксары, так здесь и работали. Отец сначала челноки делал в батанной мастерской, а потом перешёл в ткацкий цех, тоже батанщиком: устанавливал на станки готовые челноки. Мать работала вначале в упаковке, а потом перешла в приготовительный отдел кладовщицей. Жена – Крюкова Любовь Ивановна – работала в приготовительном отделе: и шпульницей, и сновальщицей была, отсюда и на пенсию ушла.

Родная сестра, Валентина Васильевна, смазчицей была. Племянник работал инструментальщиком – Клочков Василий. Двоюродные братья тоже здесь работали: Дубков Сергей – батанщиком, мой отец его обучал. А другой двоюродный брат, Крюков Владимир Валерьевич, слесарем-инструментальщиком. А у него в ткацком цехе работала мать, моя тётка – Крюкова Мария Сергеевна. А сейчас у меня дочка тут работает ткачихой – Елена Владимировна Варламова.

– На самом деле – настоящая фабричная семья. Совместного стажа, наверное, больше двухсот лет"

– Да, больше. Только у меня с женой и дочкой больше ста лет. У отца с матерью лет восемьдесят на двоих. Ещё братья двоюродные. А если всех Крюковых сосчитать, точно больше трехсот лет получится…"

Во-вторых, Владимиру Васильевичу греетдушу возможность при случае помочь дочери – передовой ткачихе. Рассказывает:

"Елена сызмальства при фабрике. Ещё ребенком была, мать уже учила её узлы завязывать, чтобы не было обрыва. Все нитки дома перевели. Сначала, правда, хотела водителем троллейбуса стать, но потом передумала – как школу окончила, сразу сюда пришла. Так и сложилось: прежде мать у неё была на Доске почёта, теперь она сама. Ну, и мне приятно, что дочь не в отстающих.

Сам я также всю жизнь работал на совесть. Пятьдесят лет пролетели одним днем, рационализаторских предложений за сотню. И по-прежнему на работу прихожу как на праздник. В отпуске вот был: когда из дома выходил, пропуск с собой специально не брал, потому что иначе обязательно зайдёшь, тянет. Конечно, хочу, чтобы фабрика процветала. И пока здоровье позволяет, буду этому служить".

Единственное место трудовой деятельности – лентоткацкая фабрика – указано и в трудовой книжке Елены Петровны Крюковой, мотальщицы, оператора сновального оборудования, жены двоюродного брата В.В. Крюкова. В советские времена Елена Петровна – многократный победитель социалистического соревнования, в постсоветские – награждалась Почётной грамотой администрации Калининского района г. Чебоксары и Почётной грамотой Министерства промышленности и энергетики Чувашии.

На фабрику пришла в 1976 году в возрасте шестнадцати лет. Приехала в город из деревни. Как и большинство деревенских девчонок, секреты ткацкого ремесла схватывала на лету, в учениках долго не ходила и вскоре начала работать самостоятельно, выполняя норму с первых дней. Рассказывает:

"Мы большие бобины разматывали на шпули, после чего они шли в ткацкий цех. Начинала мотальщицей, потом стала сновальщицей, потому что уже руки начали болеть. Ведь целый день на ногах, только на обед отлучаешься. Шпули всё время меняешь – тяжело. У сновальщиц попроще: она бобины поставит, и пока навой крутит, хоть чуть-чуть да посидит…"

Как у подавляющего большинства работников, жизнь Елены Петровны мёдом не была. Семейную жизнь начинала в засыпушке, та сгорела. Затем ютились в однокомнатной квартире, выделенной как погорельцам горисполкомом. И лишь в 1997 году с помощью фабрики её семья зажила просторно – получили четырёхкомнатную квартиру в Альгешево. Заметили" В 1997 году – вопреки реформаторскому лихолетью! Тогда уже не было бесплатного жилья, а деньги считались в миллионах. Вот и им пришлось добавлять к тому, что заплатила фабрика. Но без помощи фабрики разве бы справились"..

"Для большинства людей в стране, – рассказывает Елена Петровна, – это было очень тяжёлое время, а мы его добром вспоминаем. На других предприятиях ничего не получали, а нам день в день зарплату давали, никогда не задерживали. И плюс к зарплате ещё и продукты. Одно время даже бесплатные талоны на питание в столовой у нас были, кушали мы хорошо: в столовой готовили вкусно, мясо всегда было. Ребенок у меня ходил в фабричный детский сад. На турбазу постоянно ездили отдыхать. Обычно в пятницу уезжали, а воскресенье вечером возвращались. Она за Волгой была, недалеко от Криушей..."

А дочери В.В. Крюкова Елене Владимировне Варламовой, пожалуй, принадлежит рекорд наиболее раннего приобщения к лентоткацкому ремеслу. Рассказывает:

"Лет с пяти я помню фабрику. А бывать на ней стала, может быть, и раньше. Когда родители в ночную смену работали, мы со старшим братом, рассказывают, в тележках с лентами спали, в них тепло. Потом мы с подружками в садик стали ходить круглосуточный. А когда в садик не ходили, шли сюда – здесь интереснее. На полчасика придём, покушаем в столовой – и домой опять. А когда в школе училась, после уроков обычно к маме заходила и помогала ей шпули делать. Ставила на станок пустую шпульку, наматывала нить, потом снимала.

Ну, а официально я устроилась на фабрику 25 августа 1989 года, когда училась в девятом классе вечерней школы. До этого в садике подрабатывала, но мама мне сказала:"Иди лучше к нам, ты же всё знаешь и всё умеешь…" Галина, мастер у мамы, всё хотела, чтобы я к ним пришла, в приготовительный цех, но мама говорила, что лучше в ткацкий. Так я стала ученицей перевязчицы, а месяца через три начала перевязывать самостоятельно, заодно училась на станках работать.

Потихоньку научилась и перешла на станки, стала ткачихой. Работала на АЛТБ-2-80, норма у нас была шесть станков. Я и сейчас на них работаю. После декрета встала на"Роторы", тамнорма три станка. Знаю и другие станки, есть необходимость кого подменить – подменяю. На АЛТБ что хорошо – эти станки автоматические, и если хоть одна нитка рвётся, станок останавливается, загорается соответствующий индикатор. Если верхняя лампочка, то уток, если нижняя – основа. И мы должны их заправить, перевязать и запустить. Работаем без перевязчицы, перевязываем сами. Норма у нас теперь двенадцать станков, но мы берём пятнадцать и даже до двадцати. Но зарплата зависит не от числа станков, а от выработки, от объёмов.

Поэтому, хочется, конечно, чтобы загрузка была постоянной. Ещё мне бы хотелось, чтобы сын тоже на фабрику пришёл. Он отучился в техникуме, прошёл здесь практику, был учеником поммастера, но работать не остался, в"Макдональдс" ушёл. Пока учится на повара. Разумеется, ему выбирать, но если бы он работал здесь, то был бы у нас на глазах, при необходимости мог бы обратиться за помощью к родному человеку, как это делаю я. Так, если мне срочно нужна какая-то деталь, я иду к папе, чтобы он быстрее сделал. То есть в детстве я родителям помогала, теперь – они мне.

Я горжусь тем, что работаю там, где бабушка с дедушкой работали и мать с отцом. Родителей не подвожу. Мама до сих пор гордится, когда я награды получаю. В нашей работе что важно" Скорость и внимание. Вот и я стараюсь быстро-быстро всё делать. Быстро перевязывать, подготавливать. Изначально старалась это качество в себе развивать. Без внимания тоже никак. Пришла на смену – нужно проверить продукцию на наличие брака, сразу посмотреть ширину ленты, все ли нити в работе, не оборвалось ли где, не перепуталось ли. Там много нитей – до девяноста. Они идут все по порядку, но могут перескочить и попасть в соседнее галево – распрямитель нитей. Надо, чтобы лента шла прямо, ровно и не запутывалась…"

И у Елены Владимировны Варламовой-Крюковой, продолжательницы великолепной династии, всё описанное выше отлично получается. Она многократный победитель фабричных конкурсов профессионального мастерства, награждена благодарственным письмом республиканского Министерства промышленности и энергетики и Почётной грамотой Министерства экономического развития, промышленности и торговли Чувашской Республики.

 Остается пожелать славного продолжения этой и многим другим фабричным династиям!