Книга

Глава 8. «За фабрику коммунистического труда» 1958 - 1970 гг.

Мы везде, где трудно.
Дорог каждый час.
Трудовые будни – праздники для нас!
В. Харитонов, «Марш коммунистических бригад»

 

Все мы – дети своего времени. Причём к предприятиям это относится в большей степени, чем к людям. Спросите, почему? Если отдельно взятый человек ещё может уподобиться премудрому пескарю и скрыться от окружающих в своей скорлупке, то предприятия просто обязаны подчиняться государственному «мейнстриму» – новым доктринам, законам, поветриям. Ведущей доктриной конца 50-х – начала 60-х гг. в СССР стал объявленный XXI съездом КПСС курс на построение коммунизма к 1980 году, а стартовавшая по решению съезда семилетка была названа первой ступенью к нему.

Конечно, люди старшего возраста ещё помнят: в то время все дворцы культуры, кинотеатры, площади и улицы были украшены плакатами с изображением счастливых молодых людей и надписью «Им жить при коммунизме!» А что такое коммунизм? Объясняли: это когда «каждому – по потребностям». Но хватит ли всего на всех? На это говорилось: к тому времени производительные силы станут настолько сильны, что материальные блага польются полным потоком. Но для этого уже сегодня следует начать жить и трудиться покоммунистически…

Прежде думай о Родине 

Движение за коммунистическое отношение к труду на Чебоксарской лентоткацкой фабрике, как и во всей стране, стартовало в 1958 году. Выступая в газете, главный кадровик предприятия и по совместительству секретарь партбюро Аркадий Павлов объяснял особенности нового движения следующим образом:

«В течение последних семи лет коллектив Чебоксарской лентоткацкой фабрики не знает случаев невыполнения планов выпуска продукции. За эти годы на тех же производственных площадях, при том же оборудовании, но при меньшем, на 30 человек, количестве рабочих выпуск продукции увеличился более чем в четыре раза.

Большую роль в достижении таких результатов сыграло социалистическое соревнование. Оно поднимает рабочих и инженерно-технических работников на изыскание путей повышения производительности труда, внедрение передовых приемов работы... Однако прежде многие соревнующиеся рабочие думали только о том, как побольше заработать. Сегодня требуется иное – выдвинуть на первый план заботу об общественных интересах, воспитывать коллективизм, творческое отношение к делу.

Первым на фабрике включился в соревнование за звание «Бригады коммунистического труда» комплект помощника мастера коммуниста А. Леснова. Но первым завоевал это высокое звание комплект другого помощника мастера – коммуниста В. Архипова. Все члены его бригады перевыполняют нормы выработки, являются примером для других в соблюдении трудовой дисциплины и в быту, овладевают знаниями, культурно проводят свой досуг...» 43

Не прошло и полгода – в республиканской газете появляется новое сообщение о бригаде Архипова и её руководителе:

«Помощника мастера Василия Архиповича Архипова хорошо знают не только на Чебоксарской лентоткацкой фабрике, но и в городе. На протяжении десяти лет он руководит бригадой ткачей, которая систематически перевыполняет производственные задания. Благородный труд В.А. Архипова отмечен правительственной наградой – медалью «За трудовую доблесть» и значком «Отличник социалистического соревнования». 

Коммунист Архипов активно участвует в общественной жизни. Он член цехового и фабричного комитетов профсоюза. В его бригаде хорошо поставлена воспитательная работа: ежемесячно подводятся итоги соревнования, бригада коллективно посещает театры, кино, лекции и доклады, все выписывают газеты и журналы.

Василий Архипович в 1959 г. был избран депутатом городского Совета. Он добросовестно выполнял эту почётную обязанность. По его инициативе проведены работы по благоустройству ул. Калинина. Коллектив лентоткацкой фабрики второй раз выдвинул т. Архипова кандидатом в депутаты горсовета...»44

Однако один в поле не воин, не так ли? И потому теперь уже коллектив фабрики в целом борется за высокое звание коммунистической. На практике это означало: каждый рабочий взял на себя обязательства выполнять месячные задания не позднее, чем за три дня до срока, а семилетку выполнить за шесть лет; выпускать продукцию хорошего качества; беречь оборудование, сырьё и материалы; сознательно, по-коммунистически вести себя на производстве и в быту; постоянно повышать свои знания; проявлять заботу о товарищах.

«Воспитанию людей в коммунистическом духе подчинены различные формы общественного воздействия. Регулярно выпускаются стенная газета и сатирический листок. Большой силой воздействия обладает товарищеский суд. Но особо следует остановиться на рабочих собраниях, которые стали на предприятии большой школой воспитания. Вот конкретный случай. Нет на фабрике более искусного ремонтировщика станков, чем В. И. Но слабость к спиртному одно время довела парня до нехорошего: он познался с ворами и стал соучастником кражи. Общее собрание помогло молодому человеку осознать, на какой позорный путь он встал. Вместе с тем товарищи проявили участие и внимание к человеку. Коллектив поверил обещанию В.И. исправиться, и не напрасно. Сейчас он работает на производстве лучше прежнего, свободное время отдает общественным делам. Бороться за каждого человека – наша обязанность...» 45

А завершает парторг свою статью вот таким свидетельством верховенства общественных интересов над личными:

«Сейчас строится новое здание фабрики. Каждый рабочий уже отдал стройке во время субботников по 7-8 часов». 

Спустя год после появления этой статьи в Москве прошёл XXII съезд КПСС, утвердивший третью Программу партии, известную как Программа строительства коммунизма, и текст Морального кодекса строителя коммунизма. «Партия торжественно провозглашает, – было заявлено на съезде, – нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!»

Пожалуй, именно лентоткацкая фабрика была в то время в Чебоксарах одним из лучших претендентов на звание строителя коммунизма. Загибаем пальцы: борется за звание «Предприятие коммунистического труда» – раз, известна своими трудовыми подвигами – два, переезжает в новые корпуса – три. Быть может, она и есть первая ласточка – предвестница будущего?.. Видимо, по этой причине следующий 1962 год ознаменовался невиданным доселе вниманием прессы к делам и людям лентоткацкого коллектива. Давайте посмотрим, что привлекало внимание.

Фабричные девчонки

Во-первых, в новых корпусах корреспонденты сразу отыскали... поэзию лентоткацкого труда. Об этом говорит само название корреспонденции – «Солнечные нити». Начинается статья так:

«Нити, тонкие капроновые нити, тянутся сверху через всю машину к юрким челнокам. И солнце, ослепительное, весеннее, серебрит их, запутавшись в густой сверкающей пряже...»

Суть же статьи – показать тех, кто «сегодня находится в авангарде великой армии молодых строителей коммунизма». Великой – ни больше, ни меньше. А в качестве бойца этой армии газетой избрана ткачиха Люба Репкина:

Помошник мастера В. П. Шарпенок со своей сменой. Начало 1950-х гг.

«Она не выделяется среди других ни ослепительной внешностью, ни солидной рабочей биографией. Люба Репкина – простая ткачиха, комсомолка. Раньше торговала за прилавком магазина, а год с небольшим назад захотела стать фабричной девчонкой.

Сначала выпускала ушковую тесьму. Продукция эта сравнительно простая, но девушка и тут находила возможность увеличить выработку, повысить качество. И, конечно же, старательность её оценили по заслугам: перевели на машины, которые изготовляют капроновую ленту.

Выработка капроновой ленты сложна, ответственна, а качество этой продукции должно быть на высоте.

...У Любы Репкиной – чувствительные, проворные руки. «Руки хирурга» – говорят подруги. И все-таки этого мало, чтобы показывать высокие трудовые результаты. Главвое – передовая организация труда. Вот почему вместе с Ольгой Григорьевой, соседкой по рабочему месту, они, как и другие ткачихи на фабрике, применяют метод помощника мастера Чебоксарского хлопчатобумажного комбината В. Чиберева. Очень удобно и производительно работать в паре. Случился, например, обрыв, Люба устраняет его, а Ольга тем временем следит за работой остальных машин. Совместно производят они и смену шпулей».46

... В самом деле, что движет людьми? Только ли зарплата или иной материальный интерес?.. Своими размышлениями об этом с читателями чувашской «молодёжки» делится уже знакомый нам секретарь партбюро фабрики Аркадий Павлов:

«С той поры, как фабрика начала борьбу за высокое звание предприятия коммунистического труда, столько нового родилось на производстве и в отношениях между людьми, что нелегко рассказать обо всём. Вот часто говорят: «выполнить свой долг», «рабочая честь». Скажу так: эти понятия в наше время приобрели более глубокое содержание. Они выявляют новые нравственные качества в человеке. Выполнить свой долг – это не просто добросовестно отработать положенные семь часов, это значит – нести ответственность за дело всей фабрики, всего коллектива. 

Сильным, красивым и гордым сознаёт себя человек, если перед ним широко открыта дорога творчества. На фабрике около пятидесяти рационализаторов. Из них – 18 комсомольцев. Например, помощник мастера Викентий Тепеев. Он создал автомат для обжима шпулей. Производительность труда этой машины огромна. Раньше на этой операции два человека были заняты всю смену, а теперь автомат выполняет работу за один час.

Пытливым всегда есть, где пробовать свои силы. В эти дни наша фабрика справляет «новоселье» – переселяется в новые корпуса. И сейчас как никогда ярко проявилась инициатива комсомольцев. Всю хлопотливую работу по переезду в новый дом комсомольцы взяли на себя. Под руководством заслуженного рационализатора республики Владимира Павловича Шарпёнка своими силами, без помощи специалистов «со стороны», они устанавливают оборудование, налаживают станки.

Коллективный труд перевоспитывает человека. Так, в Чебоксарах хорошо известен метод помощника мастера хлопчатобумажного комбината Чиберева. Он предложил работать коллективно – «коммунистическими четвёрками». А на нашей фабрике были организованы «коммунистические двойки». Все наши комсомольцы работают теперь, помогая друг другу и в наладке станков, и в борьбе с браком. И нет среди них ни одной, кто бы не выполнял сменные задания.

Но проценты ещё не всё. Это только часть того, что нами намечено сделать в первые годы великого двадцатилетия. Мы стараемся жить по заповедям морального кодекса строителей коммунизма. По неполным данным, каждый шестой на нашей фабрике учится. В техникумах, в вечерних школах, заочных институтах можно встретить наших ткачих. А вот Валя Никитина и Галя Хохлова посланы фабрикой в Ленинград. Они – студенты текстильного института. Недавно мы получили письмо от дирекции института. Наши девушки оправдали доверие фабрики – учатся на отлично.

Нет, не ради славы и длинного рубля трудится коллектив. И не своё дело для него своё. Так, фабрика шефствует над колхозом имени Энгельса Чебоксарского района. Дело наших
рук – ремонт артельной техники. А в каждую уборку урожая мы выезжаем в колхоз на помощь… Обо всём не расскажешь. Ведь что ни день – в нашей жизни новая страница».47

Кайзен-гуру

Именно так на предприятиях Японии, вставших по примеру «Тойоты» на рельсы «бережливого производства», величают самых творческих сотрудников, подаривших родной фирме максимальное число улучшений. Много раньше в советской стране, и конкретно в Чебоксарах, таким работникам присваивали звание «Заслуженный изобретатель и рационализатор Чувашской АССР». Первым на лентоткацкой фабрике этим высоким титулом был увенчан Владимир Павлович Шарпёнок. 

Давайте знакомиться. Но прежде не лишним будет упомянуть об ещё одной, космической параллели, участником которой оказался Владимир Павлович. Как раз в те дни, когда возглавляемая им бригада монтажников вершила невероятное – всего за три месяца, не прерывая производства, переустановила из старого корпуса в новый 110 единиц оборудования (более чем по станку в день!) – в космос на корабле «Восток-3» поднялся сын Чувашии Андриян Николаев.

Шарпенок Владимир Павлович – помощник мастера ткацкого цеха

Шарпенок Нинель Андреевна – передовая ткачиха

Этот полёт, продолжавшийся с 11 по 15 августа 1962 года, был поистине чудом. Подумать только: парень из деревни Шоршелы, сын конюха и доярки, совершил 64 витка вокруг Земли – первый многосуточный полёт в истории космонавтики! Также он первым работал на орбите без скафандра, первым отвязался от кресла и парил в кабине в невесомости, первым же вместе со стартовавшим следом за ним на корабле «Восток-4» Павлом Поповичем дуэтом исполнил с орбиты песню – «Течёт река Волга» (и песня о Волге стала первой песней, прозвучавшей в космосе!). Надо ли говорить, что в те дни вся Чувашия не отрывала глаз от звёздного неба?!

Сверхскоростная передислокация станков на лентоткацкой фабрике была, пожалуй, столь же невероятной. Конечно, тема рекорда в данном случае была типовой, масштаб – локальным, и потому оглушительной славы событие не имело. Но, к счастью, оно также не осталось незамеченным. А новаторство В. П. Шарпёнка стало темой задушевного очерка. На выдержки из него, честное слово, стоит взглянуть – милости просим:

«Указом Президиума Верховного Совета Чувашской АССР от 19 апреля 1962 года за систематическую и активную работу в области рационализации и изобретательства Шарпёнку Владимиру Павловичу присвоено звание «Заслуженный изобретатель и рационализатор Чувашской АССР»… А вот и он сам – высокий, худощавый, с энергичным и смуглым лицом. Тяжёлые натруженные руки, привыкшие больше держать увесистый ручник или напильник, оперируют сейчас карандашом. Полмесяца бьётся он над заветной идеей и всё никак не может найти правильное техническое решение. Что же беспокоит Владимира Павловича, какие мысли не дают ему покоя?

Недавно его бригада монтажников перевезла из старого в новый просторный корпус 110 лентоткацких станков. Раньше это оборудование работало на трансмиссионной передаче. Когда станки ставили на новый фундамент, решили к старинке не возвращаться. С этой целью на каждом станке оборудовали отдельный привод и поставили мотор. Однако при этом выявилось и неудобство: во время работы станка при заедании батана, в котором ходят челноки, происходит большая обрывность пряжи и часто горят малосильные электромоторы. Вот это и волновало Владимира Павловича. Он поставил перед собой задачу… создать приспособление для автоматического выключения станка при заедании батана.

Ранее ему не раз приходилось решать сложные инженерные задачи. Так, им было разработано приспособление для механического сматывания тесьмы в рулоны. Комитетом по делам изобретений и открытий при Совете Министров СССР оно было признано изобретением, автору выдано свидетельство и денежное вознаграждение. А когда изобретение было обнародовано, из Костромы приехали в Чувашию за образцом механизма. Сейчас костромские ткачи, как и чебоксарские, внедрили его у себя на фабрике… 

Затем Владимиру Павловичу пришла в голову мысль изготовить приспособление для ликвидации недосек, то есть брака, который получается при остановке станка. На фабрике обдумывал, дома делал наброски. Пришло время, и приспособление родилось… «Золотые руки» – так говорят на фабрике о поборнике технического прогресса Владимире Павловиче Шарпёнке. Эту похвалу он заслужил не только упорством, личным трудолюбием да творческой смекалкой. Он во всю широту души рачительный хозяин своей фабрики, правофланговый семилетки. Владимир Павлович нетерпим к недостаткам, не может безразлично смотреть, когда неправильно эксплуатируют технику, не берегут сырьё, нарушают трудовую дисциплину.

Бригадир коллектива коммунистического труда Владимир Павлович Шарпёнок не отгораживается от товарищей, не таит от них свои навыки и знания. Его опыт, достижения быстро становятся достоянием всех, кто работает на фабрике. У него немало учеников. Среди них – помощники мастеров Федор Анисимов, Анатолий Салдакеев, Владимир Петров. Первые двое имеют на своём счету тоже по нескольку рационализаторских предложений. А бригада монтажников, которую возглавляет Владимир Павлович – это небольшой, но крепко спаянный коллектив. Монтажникам Сергею Архангельскому, Виктору Макееву, Владимиру Сергееву, Валерию Петрову и Николаю Зиновьеву по плечу любое задание. Всё это люди высокой квалификации, и разрабатывая ту или иную техническую находку, Владимир Павлович непременно советуется с ними и дорожит их мнением.

… Тихо в уютной комнате. Из-под абажура настольной лампы ровно падает на испещрённые листы бумаги мягкий сноп света. Владимир Павлович ставит последние знаки и расписывается: эскиз приспособления для автоматического выключения станка при заедании батана готов. Завтра можно предъявить новое рационализаторское предложение на суд технического совета. Лентоткацкие станки с новым приводом будут работать безукоризненно!» 48

Каждый десятый – мечтою объятый

Как вам этот портрет «правофлангового семилетки», руководителя бригады коммунистического труда?..

Скорее всего, перед нами счастливый человек. Его жизненные цели не банальное выживание, а самореализация. Он спешит воплотить себя, как сказано В. Маяковским, «в пароходы, строчки и другие долгие дела». А главное – он не «белая ворона» в большом лентоткацком коллективе, такая модель поведения здесь поощряется, более того – вокруг много на него похожих. Об этом свидетельствуют трудовые подвиги и рассказывающие о них многочисленные статьи в газетах, принадлежащие перу как профессиональных журналистов, так и самих работников фабрики. Вот извлечённый из них перечень лентоткацких достижений, причём – далеко не претендующий на полноту. Итак…

В 1962 году на фабрике было 54 рационализатора. Наиболее активные среди них – И. Константинов, инженер-конструктор В. Шипунов, начальник ремонтно-механического отдела Н. Сильянов. Двумя последними разработана конструкция рулонно-намоточной машины для браковки и упаковки миткалевой тесьмы. Машина проста по конструкции, удобна в обслуживании. Внедрение её позволило высвободить несколько рабочих и увеличить производительность труда.

Среди рационализаторов немало женщин. Мастера Т. Логунова и Е. Наумова предложили использовать одну из сновальных машин для упаковки окантовочной тесьмы, это мероприятие дало экономический эффект в сумме 1,9 тыс. рублей. Сразу несколько ценных предложений подали нормировщица Г. Ермаченкова и мастер Н. Миличихина. А ткачиха М. Гирфанова названа даже «лучшим рационализатором по совнархозу». А вот итоговая статистика новаторства: на сто работающих на предприятии приходится девять рационализаторов и одиннадцать внедрённых предложений! 

Слева направо: Е. А. Наумова, Ф. С. Антонов, Е. А. Александрова, М. Г. Никитина, Р. С. Сергеева, Б. В. Ширкунов, Е. А. Антонова после вручения правительственных наград. 1966 год

Но ради чего напрягают головы лентоткацкие новаторы?.. А вот ради чего – чтобы их труд становился более красивым, лёгким, результативным. Так, изобретение начальника цеха Б. Ширкунова и слесаря А. Карташова одномоментно увеличило производительность аппаратов «Шеффер» почти в два раза. Соответственно вслед за улучшениями стремительно рос общий выпуск продукции. Если в 1960 году фабрика выпустила порядка 22 млн. метров тесьмы в год, то в 1963 году намеревалась выпустить уже 90 млн. метров. 

Конечно, новаторство ткачей было в определённой мере вынужденным. Лентоткачество в СССР, в отличие от широкого ткачества, не имело специализированной конструкторской и машиностроительной поддержки. Совершенствовать оборудование и создавать необходимую оснастку чебоксарским ткачам нужно было собственными силами. Вот почему в начале шестидесятых работники батанной мастерской осваивали выпуск челноков с капителью, а в механической мастерской придумывали и изготавливали множество машин, механизмов и приспособлений для основного производства. По сути – новаторы фабрики заменяли собой отсутствующие в стране конструкторские бюро и машиностроительные предприятия.

В результате в эти годы фабрика успешно освоила выпуск брючной тесьмы для швейной промышленности, ушковой и окантовочной тесьмы для обувщиков, миткалевой тесьмы, использующейся в качестве изоляционного материала в электротехнической промышленности, а также производство тесьмы из капронового волокна. Это была заслуга не только новых станков ТЛ-80-ШЛ и ТЛТ-45-1. Прежде всего, это была заслуга людей. Они и эти новые станки «доводили до ума», и станки старой конструкции модернизировали до такой степени, что они по производительности не уступали новым.

Так что дело не только в нужде, просто новаторство – как песня, которая тогда складывается, когда душа поёт.

Ухабы на светлом пути

И всё, казалось, у фабрики сладится. Ядро коллектива, решившего добиться высокого звания «Предприятие коммунистического труда», составляли крепкие профессионалы, возмужавшие в тяжелейших условиях «кирпичного сарая». А в новых корпусах их окружила молодая талантливая поросль – Винаторина Романова, Зоя Пирогова, Нина Васильева, Владимир Крюков и многие другие, о которых речь впереди. По сути, перед нами идеальная ситуация для передачи от поколения к поколению знаний, опыта, традиций и духовных ценностей.

Обстоятельно рассказала об этом главный инженер фабрики Зоя Дмитриевна Дерябина. Причём эта преемственность представлена ею, ни много ни мало, как «процесс формирования нового человека», который она «ежедневно видит на предприятии». 

«В ходе реконструкции фабрики, – рассказывает Зоя Дмитриевна, – численность рабочих выросла вдвое, сданы в эксплуатацию ткацкие корпуса, где надо было осваивать новое оборудование, новые виды изделий с применением капронового волокна. Соревнование за коммунистический труд помогло нам взять эти рубежи…

Наши рабочие взяли на вооружение коммунистический принцип: один за всех, все – за одного. Опытный помощник мастера В. Шарпёнок, бригаде которого одной из первых присвоено звание коммунистической, перешёл добровольно на отстающий комплект… Чем руководствовался при этом В. Шарпёнок? Интересами коллектива, общества. Это и есть его мировоззрение...

С каждым днем новое движение росло. Бригаду, которой первой присвоили звание коллектива коммунистического труда, возглавляет поммастера В. Архипов. Эта бригада показывает подлинно коммунистическое отношение к труду. Но, как известно, разведчики будущего одним трудом не могут себя ограничить. Чтобы приблизить грядущее, нужны знания. Многие стали учиться. Так, ткачиха Н. Миличихина без отрыва от производства окончила вечерний текстильный техникум. Сейчас работает мастером смены, умело руководит коллективом, пользуется уважением товарищей…

Или другой пример. Работница Роза Сергеева не только хорошо трудится, она активный рационализатор. Во время освоения капроновых изделий Р. Сергеева по примеру Валентины Гагановой перешла на отстающий участок и вывела его в число передовых. 

Характерно для нового движения то, что человек, попадая в коммунистический коллектив, быстро меняет свой облик, глубже начинает смотреть на жизнь… Новый человек полнее чувствует себя хозяином производства. Товарищескую взаимопомощь у нас наблюдаешь на каждом шагу. Помощники мастеров совместно устраняют разладки станков, сокращая этим простои оборудования. Ткачи коллективно обслуживают станки… Движение за коммунистический труд помогает нам не только успешно выполнять государственный план, двигать вперед производство, но и воспитывать людей – строителей коммунистического общества. Строитель коммунизма должен быть всесторонне развитым человеком».49

…Должен! Кто спорит? Однако путь к светлому будущему оказался куда тернистее, чем это представлялось ступившим на него. Не станем даже упоминать о препятствующих производству проблемах снабжения, несбалансированных планов, некачественного сырья – такое при директивном планировании было и будет всегда. Самое обидное – фабрика начала спотыкаться на том, что ранее составляло предмет её гордости. Вчера ещё монолитный коллектив, не знавший увольнений по собственному желанию, вдруг оказался поражён высокой текучестью
кадров. В 1965 году с предприятия уволились 242 работника, в 1966-ом – 258, в 1968-ом – 340! И это во время стремительного наращивания выпуска ленты, когда каждые рабочие
руки были на вес золота!..

В чём дело?

Всё в той же прозе жизни. Как писал Л. Н. Толстой, «чисто писано в бумаге, да забыли про овраги…» Быстрое развитие производства на фабрике не имело социальной подосновы. Не имело, хотя каждому известно: у текстильных предприятий – женское лицо. А где женщины, там дети. Это не было принято во внимание, и что вышло на практике? Ввиду отсутствия у фабрики своего детского сада и дефицита таковых в городе многие ткачихи были вынуждены систематически отлучаться с рабочих мест для ухода за детьми либо вовсе увольняться. Отсутствие общежития не позволяло удерживать на фабрике молодёжь. То и другое вместе заставляло чебоксарцев, готовых прийти на фабрику, искать более приемлемые условия труда. Благо индустриализация города стремительно набирала обороты, и работники были нужны повсеместно.

Парадокс ещё и в том, что в нашем случае социальные проблемы одолевали высокорентабельное предприятие, способное в иных условиях решить любые задачи самостоятельно. Однако всем заработанным распоряжалось государство, для которого социальные нужды не были первостепенной статьёй расходов. И это главная причина кадрового «сквозняка». Чем он грозил предприятию? Росли затраты на профподготовку новичков, снижался совокупный уровень профессионализма и более туманной становилась перспектива развития, в основе которого всегда и повсюду только одно – человек созидающий.

В те же годы – вторая половина 60-х – в стране под влиянием нового государственного «мейнстрима» начала меняться общественная атмосфера: Н. С. Хрущёв был снят со всех постов, проводимый им курс на построение коммунизма к 1980 году объявлен волюнтаризмом. Движение за коммунистическое отношение к труду продолжалось, но без былогоэнтузиазма, страна вступала в эпоху застоя.

Как жили и работали

Воспоминания ветеранов «Ленты»

«У нас был очень дружный коллектив»
Агриппина Васильевна Ершова, ветеран ОАО «Лента», в 1949-1983 гг. помощник мастера, начальник лаборатории:

– У нас всегда был очень дружный коллектив. Даже тогда, когда нас стало за 300 с лишним человек, всё равно жили дружно. Помогали друг другу во всех случаях. Так было и при Н. А. Байкове, и при Б. В. Ширкунове, и потом, когда Зинаида Яковлевна (Тартыгина) стала директором.

Вот, помню, был у нас в 60-е годы по соседству с производством фабричный клуб. Заведовала им Валентина Ивановна Меркулова. Конечно, не одна: за художественную самодеятельность у нас были ответственные по линии профсоюза, комсомола, они вместе всё организовывали. И приходили в этот клуб не только работники фабрики, но и все жители близлежащих домов. Каждую субботу в клубе были танцы под радиолу. С детьми Валентина Ивановна готовила театральные постановки, концерты. Стихотворения они нам рассказывали, песни пели. В походы она с ними ходила. У меня дочка во всех этих мероприятиях участвовала.

Очень дружный был двор. Вечерами собирались, гуляли вместе, и никогда не было никакого хулиганства. И как-то не думали о деньгах. Потом телевизор в клуб купили (очень долго во
всём нашем районе было только два телевизора – у семьи бухгалтера, а второй – наш, фабричный), и все вечером ходили его смотреть. Сидели кружком: кто на стульях, кто на полу – всё без обид.

По праздникам вскладчину снимали кафе – на Новый год, 8 марта, 7 ноября. В демонстрациях участвовали, колонна у фабрики формировалась. И всё время ездили по путёвкам. Особенно в то время, когда председателем профкома у нас была Волкова Екатерина Сергеевна: она часто организовывала поездки. Путёвки были от профсоюза, как правило, бесплатные. В Москву ездили, в Ульяновск. Группы были человек по 25 – столько, сколько помещается в автобусе. И ткачи ездили, и инженерно-технические работники.

«Я всю жизнь при фабрике»

Владимир Васильевич Крюков, ветеран ОАО «Лента», в 1962-2013 гг. слесарь, строгальщик, бригадир РМЦ:

– Родился я в 1946-м году в Козьмодемьянске. Отец в то время уже здесь работал, на лентоткацкой. Потом ему дали в бараке при фабрике комнату, и он привёз нас сюда. Работал отец батанщиком, и я, когда в школе учился, постоянно ему помогал: приходил на фабрику, доски помогал складывать. Отец же деревом занимался.

Мы в бараке жили, считай, на территории фабрики. Наш был на три семьи, другие – на две семьи, на одну…Было их штук шесть. Жили мы в одной комнате: нас с сёстрами четверо и отец с матерью. Я в 1962 году на работу отсюда пошёл. Потом, когда женился, опять жил здесь. На фабрику я пришёл в шестнадцать лет, сразу после окончания школы. У меня как получилось… Я жил тут недалеко, ходил во Дворец пионеров, а там был технический кружок. Мы делали детали для мопедов – педали, рамы. И я там уже станки освоил на уровне мастера третьего разряда. На фрезерном, на строгальном, на всех этих станках мальчишкой ещё работал. Там я занимался года два, как раз перед тем, как на работу сюда устраиваться. И я сюда поступил с теми знаниями, которые получил во Дворце пионеров. Начал учеником – у Кузнецова Виктора Михайловича, но где-то через полмесяца он заболел. И его работу исполнял уже я сам. Так-то три месяца должно было пройти, но я уже получал по первому разряду. А через некоторое время стал слесарем 5-го разряда. Это быстро получилось.

Семь лет работал в мастерской слесарем, а потом стал бригадиром, освоил практически все станочные специальности. Сейчас я строгальщик, работаю на шлифовальном, фрезерном станках.

Дочь здесь же выросла. Теперь уже она с подружками, как я в своё время к отцу, ко мне на фабрику приходила. В бараках жили не только фабричные, поэтому через проходную посторонних и детей тоже пропускали. В то время тут ещё лошадь была, они на ней катались. Конюх привяжет тележку, и они катаются по территории. Потом ко мне приходили. Но я их
прогонял, потому что боялся, что они к станку полезут: из него стружка металлическая летит, она горячая, обжечься можно. А они же дети – любопытные, им надо обязательно потрогать.
Поэтому чаще дочка бывала у матери: она здесь же работала, в приготовительном цехе. Сын мой тоже работал здесь до армии упаковщиком. Да не только сын. Нас, Крюковых, на фабрике много – династия…

«В колхоз мы весело ездили»

Константин Васильевич Шафров, ветеран ОАО «Лента», в 1961-1990 гг. помощник мастера, один из лучших рационализаторов фабрики:

– Из рабочих лет многое памятно. В том числе как ездили подшефному колхозу помогать. Думаю, те поездки нас крепче сплачивали, чем нынешние корпоративы. Там человек, прежде
всего, был виден в труде, а лишь потом в веселье. Хотя мы весело ездили. Пока в машине едем, песни поём. Приедем, женщины идут картошку-капусту-свёклу убирать, а мы чаще строительными делами занимались. Помню, как-то горе-мастера возле ферм для доярок красный уголок с комнатами отдыха делали, да так и бросили, не окончив. Мы два раза из-за этого приезжали: перекрытия делали, железные балки наверх затаскивали. А закончим работу – председатель угостит, стол накроет на всех – праздник!

Помощь колхозу мы большую оказывали. И помидоры собирали, и ветки заготавливали. Раньше, когда ГЭС не было, вдоль берега Волги заросли были большие, сейчас эти места затоплены. Ну, мы ветки ломаем, рубим, потом машина везёт их сушить. 

Другое, что нравилось – спорт. В художественной самодеятельности я не участвовал – не моё, а вот спортом занимался с удовольствием. Лыжи, стрельба. По лыжам у нас были соревнования на призы газет, на первенство города. С другими предприятиями соревновались. Спортинвентарь был свой на фабрике. Одним из лучших спортсменов у нас был Саша Иванов, он потом стал инженером, начальником цеха в Кугесях. Короче, не скучали мы – некогда было.

Анна Николаевна Калинина (Турханова), ветеран ОАО «Лента», в 1953–1985 гг. ткачиха:

– Путёвки выделяли часто, не жалели на них денег: когда совсем бесплатно ездили, когда за 50%. Где только ни побывали! Я тоже дома не сидела: в Ташкенте была, за границей – в Венгрии, Румынии, Болгарии.

Татьяна Михайловна Толстова, ветеран ОАО «Лента», в 1954–1984 гг. ткачиха:

– Да, в то время мы везде и во всём участвовали. Так принято было, чтобы не только за станками себя проявлять. Хор у нас был, я тоже пела – у меня голос хороший. В деревнях вообще
голоса очень хорошие, только артистами быть.

Зоя Павловна Пирогова, ветеран ОАО «Лента»:

– Ездили на картошку, на свёклу. Подшефные колхозы были же раньше. Мы не возражали, даже интересно было. В цеху душно, и работа – всё бегом, друг друга даже не видели. А тут поедем, все вместе – и ИТР, и ткачи… Песни пели, за Волгой даже уху варили.