Книга

Глава 2. Отныне вместе. 1943 - 1944 (Часть 2)

«Работали с утра до ночи»

Знакомьтесь – Татьяна Михайловна Толстова, 1932 года рождения. Стаж работы на фабрике 30 лет, ткачиха. Победитель соцсоревнования в 1973 и 1974 гг., ветеран труда. Награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», фамилия в 1982 г. занесена на Доску почёта фабрики.

– Родилась я 18 июня 1932 г. в деревне Ёлкино. Раньше это был Сундырский район, теперь – Моргаушский.

Папу забрали на фронт, и от него только одно письмо успело прийти. Погиб под Кривым Рогом, там как раз шли сильные бои. Старший брат с фронта вернулся, но контуженный, с осколком в голове. Операцию, говорят, нельзя было делать. А этот осколок однажды повернулся – и брата не стало. 

Когда война началась, мне было девять лет. Кроме меня, у матери на руках ещё трое. И все работали! Старшую сестру, уже совершеннолетнюю, вообще везде гоняли – зимой и летом. И на лесозаготовках она была, и окопы рыла. А я в колхозе работала – навоз в поле возила. Чтобы могла запрячь лошадь, мне стул ставили. Потом на ферму устроилась дояркой – мне лет
12-13 было. Коров пасла, за травой и валежником в лес ходила. Все дети ходили. Сами маленькие, а вязанки большие – смешно.

Тяжело жили. Налоги были очень большие – молоко отдавали, яйца. Мама одну свинью держала для нас, другую – на налог. А поскольку она на ферме работала, ей разрешали брать молоко, так что без молока мы не жили. Но работали с утра до ночи. А попробуй что-нибудь не сделать, так подзатыльник получишь! Строгая мама была. Она на ферме же уставала, так что нам и дома всё надо было делать.

Все работали с утра до ночи, бабы даже рожали в поле. У братьев моих (1924, 1930 и 1934 гг. рождения) был один костюм на троих – по очереди носили. Из обуви – только лапти. К ним пришивали колодки, чтобы ноги не промочить. В них и ходили в школу за три километра. А летом – босиком. Резиновые сапоги (галоши) одни на всю семью были. Может, и продавали их, но не на что было купить. Пряники и печенье я впервые попробовала уже после войны – в семнадцать лет, когда мы с подругой приехали в Чебоксары.